greatgonchar: (Default)
Игорь в очередной раз взглянул на свое отражение в зеркале ванной комнаты и вздохнул. "Лучший друг" хозяйки сей ванной комнаты и квартиры в целом был сутулый, прыщав, носил очки и бесформенный свитер. В довесок к вышеперечисленному, он был безнадежно влюблен и это неразделенное чувство так было видно, что его не трогали даже самые отъявленные хулиганы.
- Игорь, поможешь застегнуть сапоги? - прощебетала из прихожей та самая хозяйка его разбитого сердца.
- Да конечно, без проблем. - Игорь вздохнул, взялся за ручку двери и вдруг ему стало так горько и больно, что он поднял глаза к пыльному плафону и взмолился, роняя слезы. "Кто ты там, наверху? Есть ты или нет? Где справедливость, что я стал рабом, а она ходит на свидания и даже не стесняется моего присутствия? Кого мне звать на помощь? Святых? Эрота? Купидона?!" Игорь зажмурился, а потому не заметил, как лампочка слегка моргнула.
Может, это было совпадение. Но скачок напряжения в сети микрорайона совпал с пробуждением одного древнего персонажа.
Отряхнув тысячелетнюю пыль, он поднялся из своей колыбели, запрокинул мех с вином, протер глаза и ткнул пальцем в маленькое облачко, чтобы расслышать мольбу. Затем посмотрел досье мальчика, девочки и нахмурился.
- Значит так. Игорь, мы с Максом хотим сегодня немного по тусить вдвоем, ну ты понимаешь. Я тебя очень прошу, выгуляй собаку и, если тебе не сложно, купи мне крем в отделе...
С грохотом распахнувшаяся дверь оборвала инструктаж. На пороге стоял маленький голый человечек с крылышками за спиной и арбалетом в руках.
- Френдзоны не будет! - ухмыльнулся он, подмигнул остолбеневшему Игорю и спустил тетиву. Сверкающий арбалетный болт пронзил сердце юной девы. Она замерла, затем захлопала ресницами, обернулась и томно вздохнула - Ах, Игорь...

Купидон, парил над городом двадцать первого столетия и мрачнел. Внизу копошились смертные, организовывая торговлю главным символом влюбленных, алым сердцем. Они запаковывали в него конфеты, духи, мыло и шампуни, будто дороговизна подарка означала силу чувства.
Божество провело рукой по татуировке "Не забуду Афродиту" и достало колчан. Наступил сезон охоты.
Следующей жертвой после юной зазнавшейся девицы стал предприниматель Семен, торговавшийся с проституткой. Она была крайне удивлена, когда он сначала схватился за грудь, а потом упал на колени и попросил ее руки и сердца.
Затем был налет на парк с прогуливающимися людьми, кинотеатр и ночной клуб. Купидон шел от дома к дому и стрелял в скучных, погрязших в мелочных смертных проблемах людей, что называется "от бедра", даже не тратя время на прицеливание. Истомившиеся без чувств сердца сами притягивали волшебные стрелы.
Ночь подходила к концу. Сын Афродиты довольно осмотрел свой опустевший колчан. Внезапно он почувствовал что-то темное и враждебное исходящее из огромного здания в самом центре города.
- О, заявился! - заплывший жиром полуголый мужик захлопал в ладоши при виде Купидона. - Давай, развлекай, я тебя знаю!
- Похоже, тебя сложно удивить. - с отвращением ответил Купидон.
- Да скучно же! - закашлялся человек и обтер грязным платком потный лоб. - Денег полно, все несут и несут! Без меня никто ничего в городе не сделает! И знаешь, прямо тоска какая-то. Я уже все перепробовал, и с девочками и мальчиками и со всякими..
- Знаю! - Купидон поморщился. заглянув в душу чиновника.
- Так что ты давай, постарайся мне устроить что-нибудь эдакое! - толстяк задрал майку, обнажив бесконечные потные волосатые складки на груди и животе.
Купидон чуть помедлил, но затем открыл тайное отделение колчана и достал стрелу.
- Я дам тебе самое сильное и безответное чувство, какого ты раньше не испытывал! - человечек с крыльями подмигнул толстяку и посмотрел ему за спину. Там, на стене висела карта. Толстяк тоже обернулся и непонимающе посмотрел на Купидона. И вдруг до него дошло. С почти поросячьим визгом он попытался вскочить и закрыться, но стрела уже пронзила его насквозь.
"Я подарю тебе любовь к Родине!" - злорадно произнес Купидон, закинул арбалет за спину и исчез.
Начинало светать. Бледный утренний свет пробивался сквозь занавески спальни. Игорь спал глубоким спокойным сном. Девушка лежала рядом с ним, поглаживая его непослушные волосы.  Наконец, она еще раз поцеловала его закрыла глаза и прошептала сама себе - "Какая же я счастливая!"
greatgonchar: (Default)
Вчера наш научный руководитель, Георгий Павлович, притащил в лабораторию нового сотрудника.
- Семеныч, прошу любить и жаловать! - сутулый старичок в белом халате выглянул из за его плеча, смешно кивнул седой головой и снова спрятался за широкими плечами шефа. - Семеныч будет у вас лаборантом, вдохновителем и талисманом! Человек он застенчивый, ранимый, но настоящий профессионал. По идее, мы все тут ему в подметки не годимся, но так как есть определенные обстоятельства, будем держать его на вторых ролях.
На этих словах Палыч вышел из лаборатории, на прощание похлопав старичка по плечу. Мы по очереди подошли к "Семенычу", представились и пожали руку. Смысла в его нахождении не было никакого. Мы делали все сами и лишние руки были действительно лишними, да и направление деятельности было слишком необычное. Слишком новое. Но старик удивительно быстро освоился. Наш программист Костя однажды решил подшутить над ним и попросил помочь выявить ошибки в новой программе, пока он, дипломированный специалист Центра, будет пить кофе. Через 20 минут дипломированный специалист сидел пунцовый, читая доклад, а старичок пил кофе, сидя рядом на столе и посмеивался.
Фантастикэ )
greatgonchar: (Default)
Первый раз в жизни я шел на работу. Я собирался на стройку коттеджа на Сухой Самарке, где только появившийся класс Новых русских стал возводить свои первые многокомнатные дома, подобные тесным хрущевкам, но без соседей и с сортирами на каждом этаже. Воображение рисовало мне картины дружбы и рабочего товарищества из советских кинолент, нетерпение умножалось волнением.
- Мне сын с первой зарплаты подарил набор из маленького бронзового подноса и деревянных рюмочек на медных ножках! - как бы между прочим вспомнила бабушка, отдавая пакет с обедом.
Я кивнул, подтверждая понимание намека и вышел из дому.
Мы с друзьями приехали на место.
- Слышь, ирокез, лопату бери! - грубо крикнул мне какой-то человек с синими татуировками на пальцах. Я пригладил свои длинные волосы и оглянулся на растерянных несовершеннолетних товарищей. Так начался день.
Мы таскали раствор. Носилками из под бетономешалки. Мы копали траншею для канализации и носили кирпичи, обогащая свой лексикон за счет ругани старших товарищей, в очередной раз вставших на путь исправления. Я пил чифир и слушал истории про парашу, вохру и беспредел, а волосы мои становились все белее. Кто-то рассыпал побелку на площадке и ее разносило ветром так, что потом пришлось выбивать ее из всех шмоток.
После обеда мы еще немного потаскали бетонные блоки, а потом настала пора прощаться, так как некоторым рабочим надо было "отметится, я ж на УДО".
Смеркалось. Зажав в руке первый заработанный полтинник, я мучился. Пример отца жег руку. Полтинник был таким маленьким, а цена даже шоколадки была очень большой. Моя совесть вдруг выросла до гигантских размеров.
"Ты должен потратить все деньги на подарок!" - говорила она.
"Но мне эти деньги дались так не просто!" - пищал я, показывая совести содранные ломом волдыри на ладонях.
"Ты обещал!" - гремела совесть
"Я только кивнул! Вообще, я проверял, не развязались ли шнурки!" - я расхныкался, глядя на свои сланцы

Поздно вечером, я пришел домой. Пропахший пивом и потом, с пачкой "Парламента" в кармане, я прошел мимо бабушки в комнату. На полке стоял отцовский подарок. Я выложил из кармана тонкую шоколадную плитку, тотчас же слившуюся с фоном полки, в отличие от бронзового подносика с этими рюмочками, сверкавшими на всю комнату. Бабушка вышла, закрыв за собой дверь и оставив меня наедине с моей совестью.
"Пожрать бы" - неожиданно сказала совесть
"Тогда на кухню идти надо" - вздохнул я при мысли о владениях бабушки
"Не мучай меня!" - попросила совесть
Я еще раз вздохнул и зашелестел шоколадной оберткой!

Дочка

Oct. 3rd, 2013 04:12 pm
greatgonchar: (Default)
На пересечении Революционной и Маломосковской часто сидит эта бабулька. Играть на гармошке явно не умеет, поет что-то свое. Сегодня ее сфотографировал.


Жена сказала, "А вдруг это гармошка кого-то, кого больше нет" И вот навеяло.

"Все" - подумала Надежда Петровна - "И жилось плохо, а стало еще хуже". Ее муж, Алексей Афанасьевич, перестал задыхаться от кашля и спокойно лежал в постели, так и не разжав окровавленный платок.
Для соседей и многочисленных друзей, он был образцом мужчины. В молодости высокий и крепко сложенный, в старости он хоть и сгорбился, но надменного взгляда не потерял. Мужики во дворе обожали его за щедрость. Алексей Афанасьевич без бутылки хорошего коньяка за стол не садился, а их женам на 8 марта передавал солидные шоколадные наборы, заслужив таким образом авторитет и уважение всего двора. Все это стоило Надежде Петровне ее собственной пенсии и слишком долгих лет стыда, когда она уходила ранним утром, собирала бутылки в другом конце города и под вечер шла обратно, держась за стены домов, чтобы немного дать отдохнуть распухшим старым ногам. Каждый день она проходила мимо лавок, где ее муж распевал под гармошку для соседок. Эту гармошку Надежда ненавидела больше всего на свете. Вот так она однажды и попалась, заслушавшись песен молодого артиста, щедро поившего всю компанию и казавшегося таким непохожим на тех не промытых пропойц, которых она видела в родном селе.

Вернувшись с кладбища, где она отдала остатки своих, чудом скопленных "гробовых", Надежда Петровна оглядела квартиру. Кровать мужа, на которой он скончался, ее матрац на полу, голые стены с остатками обоев. За сияющими снаружи окнами, что она намывала каждую неделю, скрывалась конура для нищих. Ржавая газовая плита, бугры цемента на кухонных стенах, где когда-то, давным-давно была керамическая плитка. Кухонный стол, две табуретки. Одна для Алексея Афанасьевича, с мягкой обивкой и одна для его гармошки, единственной любимой вещи в жизни этого человека.
Надежда Петровна схватилась за инструмент и, невольно вздрогнув, поставила его на пол. Она делала так только один раз. Еще будучи молодой и воспринимавшей расточительность мужа, как временное увлечение, она устроила уборку в доме и положила гармонь на пол, чтобы переставить мебель. Тогда он избил ее. Жестоко, ногами в живот, будто поймав наконец момент, когда можно раз и навсегда уберечь себя от отцовства.
Рассохшийся инструмент жалобно проблеял и Надежда с ужасом оглянулась, не услышал ли? А затем на нее накатило. Она пинала гармошку, кричала на нее, попутно хватая многочисленные рюмки мужа из шкафчика над столом и швыряя их об стены. Наконец, она села на пол и заревела, почуяв столь желанную когда-то свободу, оказавшуюся теперь одиночеством. Изодранная гармошка валялась в углу. Надежда Петровна подняла ее и обняла.
"Пойдем, доченька" - Надежда бережно подняла гармонь, пробежав пальцами по заклеенным мехам - "Пора нам денюжку зарабатывать".
Она вышла на перекресток, поставила табуретку и достала из сумки гармонь. "Господи, я даже нот не знаю" - подумала Надежда. Нажав на какие-то клавиши, она раздвинула мехи и запела. Под странную, ей одну понятную мелодию, она пела про свою дочку, о соседях, о своей счастливой жизни и наступившем одиночестве, а проходящие мимо люди бросали в сумку городской сумасшедшей монеты.
greatgonchar: (Default)
Иван Дмитриевич вновь выходил на охоту. Серые брючки, поношенные, но ухоженные туфли, рубашечка и шерстяная безрукавка - неприметно и повседневно, чтобы не выделяться из общей массы. Он еще раз перепроверил календари. Православный давал неплохую передышку между постами, до ближайшей памятной даты было еще пять дней. В мусульманском вроде тоже ничего не грозило. У католиков чисто, у протестантов тем более, день Креациониста уже прошел, самое время "закидывать сети" . Иван Дмитриевич оглядел себя в зеркало, достал из ящичка синий ромбик "поплавка", значка инженера, прижал его к губам и положил на место. Пора.
На его любимом перекрестке возле фонтана было многолюдно, пришлось пройти квартал и встать возле остановки общественного транспорта. Слишком близко к бывшей библиотеке, а ныне Центра духовного просвещения. Людей сейчас было немного, но в памяти Ивана Дмитриевича были еще слишком свежи воспоминания, как его гнали отсюда с проклятиями, когда он неосторожно при людях достал брошюру и протянул двум молодым людям.
Повторять ошибку он не стал, а отошел чуть в сторону и стал присматриваться.
Этот слишком молод. Волосы длинные, с пробором. "Безнадежный", по определению Ивана Дмитриевича и сотоварищей. У этой слишком скромный платок на голове, слушать не станет. Еще и сообщит куда. Так, ворот рубашки расстегнут, чтобы был виден крестик, тоже нет. Эти из семинарии, один из медресе, вон тот слишком труслив, сутулится, слушать не станет. А вот вариант!
Молодой человек стоял возле остановки и, явно скучая, разглядывал объявление о дополнительном наборе в церковный детский сад. Одет он был, скорее небрежно, майка навыпуск. "Может, просто неряха" - подумал Иван Дмитриевич, но решил рискнуть.
- Здравствуйте! - обратился он к молодому человеку.
- Ага. Здравствуйте! - тот обернулся и довольно приветливо посмотрел на Ивана Дмитриевича. "Так, руки не скрещены, в глазах любопытство. Надо брать!" подумал Иван Дмитриевич и произнес - Все мы, рабы Божьи, живем в мире, им созданном!
- Ну да. - на лице молодого человека пробежала тень разочарования и скуки.
- Но как устроен этот мир, вы знаете?!
- Наверное, не совсем. Я даже и не задумывался.
- А интересно вам было бы это узнать?
- Наверное, да. - парень занервничал, оглядываясь по сторонам, но в глазах любопытство светилось, словно излучение Вавилова-Черенкова.
- Сейчас не очень приветствуют такие знания, но мы, я и мои коллеги, хотели бы пригласить вас, молодой человек, на чаепитие. Просто посидите в хорошей компании, а мы расскажем вам, как устроен этот мир, какие законы управляют им и даже приоткроем вам тайну, как именно возникла Вселенная! - Иван Дмитриевич огляделся, достал из кармана листок, вложил парню в руку и быстро пошел прочь. Теперь оставалось только надеяться,  что парень не сглупит, не испугается и не расскажет родителям или еще кому. И что он придет.
Иван Дмитриевич прошел мимо часовни, привычно выслушав проклятия бабок на паперти, зашел в подъезд и поднялся на свой этаж.
- Я за за твой упокой каждое воскресенье свечи ставлю! - выглянула соседка.
- Парафиновые или восковые? - осведомился Иван Дмитриевич
- А какая разница?
- В количестве высвобождаемого в атмосферу углерода!
- Тьфу, антихрист! - соседка хлопнула дверью.
Иван Дмитриевич закрыл за собой дверь, устало сел на диванчик. За стенкой соседка включила запись монастырского хора, у соседа сверху, судя по монотонному бормотанию, начался намаз.
"А все-таки она вертится!" - подумал Иван Дмитриевич и пошел пить чай.
greatgonchar: (Default)
- Мама, пап! Смотрите, ветка отломана! Это ее, наверное, дракон отломал! - маленький мальчик тащил обугленную деревяшку - Так хочется хоть одного увидеть!
- С чего ты взял, что это дракон? - спросил отец - Это просто обгоревшая ветка. Кто-то хотел разжечь костер, вот и все.
- А я думаю, это дракон!- не унимался мальчик.
- Пусть так - улыбнулся отец - Хотя ведь их больше нет.
- А что с ними случилось?
- Перед сном обязательно расскажу!

Давным-давно драконы действительно существовали. Они охраняли людей от ночных кошмаров и злых духов, сидя на крышах домов и стенах замков. Днем они почти не появлялись и только обугленные кости какой-нибудь курицы или поросенка выдавали место трапезы дракона. Но со временем люди стали все больше возмущаться. "От чего такого они нас охраняют, чтобы есть нашу птицу и скот?" говорили они. "Неприятный сон - да кто их видел? А вот урон от драконьей напасти ощутим". И тогда драконам объявили войну. Их пытались ловить сетями, и рубить мечами, но огнедышащие змеи сжигали своих обидчиков, а заодно и их дома. То было страшное время. Люди прятались по подвалам и пещерам, закрываясь от огня за толстыми железными стенами, а на поверхности бушевало пламя. Люди почти проиграли ту битву, но, как оказалось, их главное оружие было в них самих. Ненависть, прикормленная страхом и ночными кошмарами была столь сильна, что драконы стали каменеть от одного взгляда человека.
Большинство окаменевших ящеров люди разбили, но кошмары были все сильнее и тогда уцелевшими статуями стали украшать стены домов и замков. Но несмотря на это, страх и злость поселились в домах, мучая людей по ночам. Все трусливее и подозрительнее стали люди и наконец, они стали ненавидеть друг друга, уничтожая себе подобных в бесконечных войнах.
Легенда гасит, что однажды, когда люди почти истребят друг друга и вновь спрячутся под землей от огня, в который сами обратят мир, драконы проснутся и спасут их, пожирая ядовитое пламя.
- А мне не часто снятся плохие сны. Может, меня охраняет дракон? - зевая, спросил мальчик - вот бы его увидеть!
- Может быть! - улыбнулся отец - Но человеческий взгляд до сих пор превращает драконов в камень, так что ночью надо крепко спать, а не высматривать их. Сладких снов, мой хороший!
- Спокойной ночи, пап! Я буду изо всех сил беречь своего дракона! - мальчик зажмурил глаза и положил ладошку под щечку.
Когда все уснули, папа вышел на улицу и, взяв лопату, пошел на задний двор. Выкопав небольшую ямку, он спихнул в нее оплавленную миску, сгреб лопатой разбросанные обгоревшие куриные кости и закидал землей. Потом сел на лавочку и закрыл глаза. Через минуту раздался звук хлопающих кожаных крыльев.
Отец сидел с закрытыми глазами и гладил дракона по голове, улыбаясь довольному урчанию. В доме крепко спал сын и ему снились чудесные добрые сны.
greatgonchar: (Default)
А вот грустно мне чего-то стало. И навеяло что-то, что записал прямо сюда. Пусть будет калякой-малякой и началом (или наоборот, финалом) серии коротких рассказов. Смысла мало, сюжета нет. Не "Марсианские хроники", разумеется, но близко к ним! Вот!
Read more... )
greatgonchar: (Default)
Небольшая притча)

У настоящих мудрецов и пророков, гонимых отовсюду за отвратительный характер и мрачные предсказания, есть одна общая черта, а именно - неспособность нормально, без притч и намеков, поделиться знанием. Но и натура людей такова, что слова, сказанные человеком с длинной седой бородой и посохом в руке усваиваются лучше, чем слова из уст какого-нибудь рыбака или плотника! Более того, чем таинственней и запутанней изречение или предсказание, тем больше доверия вызывает источник. Что поделаешь, вера людей в то, что они сами по себе способны вникнуть в самую суть неизмеримо мала.
Куда пойти учиться? )
greatgonchar: (Default)
Очередная инди-история! Помесь блокбастера и сказки для детей!
Апокалипсис, слезы и вероятность хеппи-энда!
Катастрофа планетарного масштаба! )
greatgonchar: (Default)
Есть такое понятие, как инди-игры. Это сделанные буквально на коленке компьютерные игры с простейшей графикой, но с совершенно безумным сюжетом. Взять тот же Meat boy. Разумный кусочек мяса, спасающий свою любимую пластырь-девочку от доктора Зародыша! Популярнейшая штука с классным саундтреком и армией фанатов.
Так вот, воодушевленный вчерашним комментарием от [livejournal.com profile] green_dancer  и вспомнивший, что был такой замечательный писатель Эдгар По, склонный к мрачным сюжетам, я решил написать нечто такое, что передало бы мою идею, несколько дней не дающую покоя. Формат серьезного рассказа я не осилю, сказка, рассказанная с таким сюжетом может серьезно осложнить отношения с ребенком, а потому я взял и выкинул сотню подробностей, оставив детскую страшилку Read more... )




Read more... )
greatgonchar: (Default)
 - С женщинами гуляет наркотики пьет а.
Девушка за стойкой информации смотрит на клавиатуру, не смея поднять взгляд.
- Считают его за святую троицу.
Всем страшно. В зале обслуживания клиентов банка два специалиста за стойкой и касса за матовым стеклом. Там сейчас жарко молится кассирша, сжимая в руке уже намокшую картонную иконку Богородицы. Перед одной из девушек-специалистов замерла сумасшедшая, ведущая свой монолог бесцветным голосом. Никаких интонаций, медленно, очень медленно выговаривающая слова.
- Он меня в психушку отправить хочет, а. Я его в тюрьму отправлю
- Три тысячи четыреста рублей — Девушка с бейджиком на блузке называет сумму..
- Громче. Надо. Говорить. Мама не слышит.
- Три. Тысячи. Четыреста. Рублей. - Девушка выговаривает таким же голосом, громко и отчетливо.
- Хорошо.
- Я твою судьбу знаю — сумасшедшая переводит взгляд на вторую работницу банка.
В зале кто-то начинает молиться пол-голоса. Я осторожно поворачиваю голову и вижу, как пожилая женщина, сидящая в кресле для ожидающих клиентов, закрыв глаза шепчет молитвы.
- Ты родишь урода, а муж тебя бросит. Как меня. Себастьянов. Гулять будет. Болезнями заражать.
Я хочу остановить ее, но тут она поворачивается, будто действительно предчувствуя мои действия и смотрит мне в прямо в глаза. Я не могу пошевелиться. Если она произнесет хоть слово, то я потеряю душу. Ледяной взгляд, в котором нет ничего человеческого. Я вдруг понимаю, что выражение «опалить взглядом» совсем не образное. Пот скатывается по вискам. Она поворачивается к молящейся женщине.
- Мы его накажем. А потом. Исповедаемся. Только в другом месте.
- Ваши. Деньги. Три. Тысячи. Пятьсот. Рублей. Сдача. Сто. Рублей. - Девушка протягивает сдачу, сжимая плечо напарницы, которая сейчас сорвется в истерику.
- Да. Спасибо.
Ненормальная выходит на улицу. Из кассы выбегает заплаканная работница и подхватывает на себя падающую в обморок девушку, получившую предсказание. Обслужившая сумасшедшую несколько секунд смотрит пол, вцепившись в стойку и изо всех сил, потом бросает взгляд на камеру видео наблюдения, поворачивается ко мне и с вымученной улыбкой произносит - «Здравствуйте, чем я могу вам помочь?»

Порка

Sep. 27th, 2012 06:27 pm
greatgonchar: (Default)
-Он не слушается! - в голосе мамы слышались слезы, от чего папа начал нервничать — Он совершенно не слушается! Не хочет читать, считать, говорит гадости! Я поставила его в угол, а он и там ворчит на меня!
-Я приеду с работы и разберусь! Скажи ему, что я его выпорю! Я его научу, как с мамой разговаривать надо! - папа говорил грозным голосом, чтобы мама перестала плакать и почувствовала защиту — Он у меня без игрушек на год останется! Он у меня в углу всю ночь на коленках стоять будет!
-Ой ой, не надо так! - заволновалась мама, наспех в уме упрекнув всех мужчин в скудоумии, порывистости и необоснованной агрессии — Просто объясни ему, что так себя вести нельзя!
-Ну нет! Мать, это святой человек! Все, хватит жалеть! - на том папа бросил трубку и закусил губу.
Наказывать ребенка совершенно не хотелось. Хотелось обнять, расцеловать, рассказать сказку или поиграть вместе в машинки. Ну подумаешь, наговорил чего-то? Он еще маленький, просто не понимает, что обидно, а что нет. Сами виноваты, что не объяснили, а теперь его наказывать за свои же промахи? Но надо. Мама же не поймет, если я его с порога обнимать брошусь. И воспитательный момент опять же. Папа не добрый, папа справедливый. Папа защищает маму, подает пример.
Всю дорогу до дома, ему было очень грустно. Представить себя с ремнем в руке, замахивающемся на вот это чудо, что так сладко сопело, прижавшись к плечу, так заразительно и заливисто смеющееся над мультиками и дедушкиными «ирландскими танцами» не получалось. Неужели у мамы не хватило ума самой разобраться? Она о подумала о его чувствах? Хотя, что взять с женщин, сначала наговорят, потом думают о последствиях.
Мама сидела на стульчике посреди комнаты, зажав телефон в руке, будто пытаясь задушить его, чтобы не дать ее словам долететь до отца, удавить этот злосчастный разговор. Ребенок только то попросил у нее прощения, терпеливо дожидаясь, пока она нажалуется папе. Бедный малыш! Зачем она позвонила отцу? Он же мужчина, сердце и мозги включаются только после того, как что-то натворят! Как его остановить?! Позвонить и упрашивать успокоиться. Он скажет, что она, как любая женщина, слишком жалостлива. Встретить на пороге и заплакать, упросить, умолить! Откуда в мужчинах столько жестокости?! Это же его ребенок!
Папа стоял перед дверью в квартиру и не решался ее открыть. Ком в горле, жалость к себе и ребенку, злость на жену и любовь к ней, глупой женщине! «Наорать, отправить спать, уйти в душ и рвать на голове волосы!» - повторял он сам себе нехитрый план действий.
Ключ повернулся.
-Пожалуйста, не надо!
-Не буду!
-Не надо!
-Не буду! - шептали, вцепившись на пороге друг другу мама с папой.
-Ура! Папа приехал!
Колени у папы подкосились. Ребенок бросился ему на шею.
Возле кроватки со спящим чадом разыгрывалась немая сцена. Мама с папой, еще не отошедшие от чудом не разыгравшегося кошмара, держались за руки и лили слезы, глядя на мирно спящего ребенка. Тот заворочался и из под одеяла показалась пяточка. Родители по очереди погладили ножку и поправили одеяло. Они еще долго сидели обнявшись, возле кроватки, а ребенок видел сны и тихонько посапывал.
greatgonchar: (Default)
Иван замер у прилавка, глядя на блеск швейцарских часов. Витрина была сконтструирована специально под них, очертаниями повторяя изгибы корпуса, сверкающая подсветкой через дорогие кристаллы, будто оклад иконы. Это были именно те часы, о которых он прочитал в каталоге за прошлый месяц. Безумно дорогие, с инновационным сверхточным механизмом и таким корпусом, что окажись они на "Титанике", то шли бы, пока не закончится завод, кстати, тоже сверхпродолжительный. Стрелки с нанонапылением неспешно шли по своим орбитам, а Иван, зажмурившись от цены, был подобен каущемуся грешнику. Он вспоминал все свои траты. Каждую пачку сигарет и бутылку пива, лотерейные билеты и чаевые в ресторанах. Он каялся за каждую копейку, переплаченную в дорогих продуктовых магазинах, хотя мог бы быть экономнее, выезжая с женой по выходным в молл. Бильярд с друзьями, боулинг с сослуживцами, платья и косметика супруги, бесконечные игры и шмотки для дочери - Господи, как же расточителен он был! Кредит на то, ссуда на другое. Словно грехи тянули душу в ад, так казалось Ивану его положение. Ручное плетение ремешка упрекало в безрассудных поступках. Ударопрочное, стойкое к царапинам стекло стыдило за массивные обручальные кольца, милостыню на улице, золотой крест на шее и даже за второго ребенка, еще ворочающегося в утробе супруги. 
"Простите меня!" - прошептал Иван часам и, опустошенный, вышел из салона. Его супруга уже сорок минут торчала перед какой-то шмоткой, подбежавшая дочь сразу начала клянчить "очень модный" планшетный компьютер. "Рабы вещей!" - брезгливо подумал про них Иван и взял свежий каталог со стойки.

Раста

Aug. 20th, 2012 02:08 pm
greatgonchar: (Default)
За металлической дверью, напоминающей гермозатвор убежища и отделяющей мой уютный теплый мирок, украшенный потрепанными корешками книг с теплым ароматом сладкого чая находится унылое безвременье, пространство, которое я никак не могу и не хочу принимать.

Read more... )
greatgonchar: (Default)
Когда мальчик зашел в квартиру, вся женская половина семейства громко закричала и принялась охать, пить корвалол и делать попытки вызвать стражей порядка. Всему причиной был разбитый и распухший нос, и прежде не малого размера, а также синяк под глазом, классической формы и расцветки. После ряда тестов на сотрясение мозга, вроде касания пальцем кончика носа и двух истерик мамы и бабушки, мальчик был допрошен, а потом, выяснив, что в страшных увечьях виноват он сам, препровожден в комнату к дедушке для долгой мучительной беседы и последующим выбором наказания. 

Read more... )

greatgonchar: (Default)
Свой рассказ я начну банально, ибо сама его суть не подразумевает долгих традиционных вступлений! Итак, Глеб, наш герой, достиг возраста, когда в человеке под тяжестью гормонов просыпается тяга к индивидуальности, самостоятельности и противоположному полу. Не в силах терпеть наставления своих морально и физически устаревших родителей, по шкале развития Глеба остановившихся в развитии чуть дальше пещерного человека, он принялся искать свой путь. Путь был, как и у любого подростка, свой особенный, а потому Глеб изо всех сил отметал любые схожести с другими людьми. Так он пришел к тому, что, поддавшись речам учителя биологии, провозгласил своей целью стать истинным гомо сапиенс, чистым от тысячелетних человеческих предрассудков и воспевающим Разум.
Для начала пришлось составить список уже имеющихся пороков, привитых суеверными родителями. Начиная с черных кошек и пустых ведер, Глеб сосредоточенно выписывал все, что не имело, на его взгляд, разумного объяснения. В черный список попали бесполезные ритуалы совместного ужина, раскладывания ложек, вилок и ножей, абсурдные обычаи дарения подарков и почти весь этикет.
Разумеется, родные Глеба обижались, считая его увлечение прикрытием для жадности и невнимательности, но что они понимали в торжестве Разума! Глеб самосовершенствовался на глазах - простая удобная одежда, еда невкусная, но сытная, чтобы не ввергнуть в соблазн стать зависимым от прихотей желудка и не занимать время, которое можно потратить на дальнейшее развитие. Глеб осудил и высмеял со своей страницы в сети всю мировую культуру, построенную на животных страстях и борьбе несовершенств, в его комментариях к страницам верующих звучало торжество здравомыслия - никакой жалости и снисхождения. 
В какой-то момент он поймал себя на мысли, что мир слишком примитивен для него. Девушки не обращали на него внимания, друзей не было, родные, как уже было сказано выше, ему тоже не подходили. "Любви нет!" озаглавил он свою страничку в Интернете, не подозревая, что миллионы таких же истинных гомо сапиенс выводят эти слова в своих тетрадках, на партах и стенах подъездов! "Неужели уникальность равна одиночеству?" - задумывался Глеб, провожая взглядом готового к размножению индивидуума, симпатичную одноклассницу. 

Он шел на свидание, заметно нервничая и борясь со своими принципами. В руках примитивный артефакт для выражения симпатий в виде букета цветов, в кармане средство контрацепции, на случай потери контроля разума над телом.
"Каменный век!" - подумал Глеб, когда одноклассница покраснела, взяв букет. "Как же я все-таки примитивен!" - еще успел додумать он, начиная отвечать на поцелуй. После этого еще одним пещерным человеком стало больше!

Profile

greatgonchar: (Default)
greatgonchar

December 2016

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

  • Style: Midnight for Heads Up by momijizuakmori

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:46 am
Powered by Dreamwidth Studios